анна-странна (maultasch_a) wrote in shostakovich,
анна-странна
maultasch_a
shostakovich

Про восьмой квартет

Ну да, чтоб как-то оживить сообщество.)
Недавно у себя рассказывала.


(Исполняет "Квартет Бородина")

У меня есть прекрасная книга "Письма к другу. Дмитрий Шостакович - Исааку Гликману".
Среди других,  в ней описана история создания этого произведения.
Вот отрывок из письма Шостаковича от 19 июля 1960 года:

«.....А вместо этого написал никому ненужный и идейно порочный квартет. Я рызмышлял о том, что если я когда-нибудь помру, то вряд ли кто напишет произведение моей памяти. Поэтому я сам решил написать таковое. Можно было бы на обложке так и написать: «Посвящается памяти автора этого квартета».
.......
.....Псевдотрагедийность этого квартета такова, что я, сочиняя его, вылил столько слез, сколько выливается мочи после полдюжины пива.
(Этим грубовато шутливым сравнением Шостакович нарочито снижал драматизм своих переживаний, связанных с сочинением Восьмого квартета. С такой же целью он называет квартет «псевдотрагедийным», хотя эта ирония носит защитный характер. – Прим. Гликмана). Приехавши домой, раза два попытался его сыграть, и опять лил слезы. Но тут уже не только по поводу псевдотрагедийности, но и по поводу удивления прекрасной цельностью формы. Но, впрочем, тут, возможно, играет роль некоторое самовосхищение, которое, возможно, скоро пройдет и наступит похмелье критического отношения к самому себе.» 

Сочинению Восьмого квартета предшевствовала личная трагедия Шостаковича.
Вот что рассказал Гликман.
Шостаковича выбрали (назначили) председателем Союза Композиторов РСФСР и насильно принудили вступить в партию. Шостакович сопротивлялся всеми силами – долго отказывался, приводя различные доводы о своей неподготовленностью, тем что не овладел марксизмом, о своей религиозности. Скрывался в Ленинграде у сестры, не приехав, сорвал первое собрание. Композитор пребывал от происходящего в настоящей панике. В какой-то момент, ему показалось, что он сможет отстоять свое право на свободу.
«Мне все кажется, что они одумаются, пожалеют меня и оставят в покое», говорил он Гликману. Но устоять напору он не смог.
«Собрание, походишее на трагифарс, было организовано вторично, и Дмитрий Дмитриевич, сгорая от стыда, зачитал сочиненное для него заявление о приеме в партию.
Думая об этом, я вспоминаю название одной замечательной хоровой поэмы Шостаковича – «Они победили!» Оно могло бы стать эпиграфом ....
......
Творческое, художественное бесстрашие Шостаковича сочеталось в нем со страхом, взращенным сталинским террором. Многолетняя духовная неволя опутала его своими сетями, и не случайно, в автобиографическом Восьмом квартете так надрывно, драматично звучит мелодия песни "Замучен тяжелой неволей".»


(курсивом - цитаты из книги)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments